Новости Нью-Йорка и Америки. Интервью, репортажи, аналитика.

Русскоязычные евреи строят мосты к американским евреям и израильтянам

В чем состоит уникальность евреев-беженцев из бывшего СССР?

Я вернулась домой из Манхэттена приунывшая и разбитая. Дело было не в том, что я посетила два важных мероприятия, а во время трехчасового «окна» между ними вынуждена была блуждать по городу, останавливаясь то в книжном магазине, то в Starbucks Coffee. Дело в том, что сами эти мероприятия, организованные JCRC и связанные с 40-летием освобождения (вернее, «пробуждения») советских евреев, настроили меня на минорный лад.

Первый «круглый стол», проходивший в утренние и дневные часы в Сохнуте, назывался “Building Bridges”: The Russian Speaking Jewish Community and Its Media”. В сущности, это был телемост между Израилем и США, но речь на нем шла о наведении других мостов – между русскоязычными евреями и коренными жителями стран, в которых они поселились, а также – между самими русскоязычными евреями, живущими в разных уголках мира.

Телемост собрал весь цвет нашей иммиграции и активистов многих американских еврейских организаций. И с израильской, и с американской сторон выступали люди, известные среди «русских» – Боб Каплан, Сэм Клигер, Алек Брук-Красный, Марина Ковалева, Бэлла Зелкина, Борис Кердимун, Анна Рахманская, Шмуэль Азарх и другие. А гвоздем программы было выступление профессора Иллинойского университета Михаила Любанского, одного из авторов книги “Building a Diaspora: Russian Jews in Israel, Germany and the USA”.

На встрече, состоявшейся вечером в конференц-зале компании Bear Stearns, и тоже собравшей американских и «русских» активистов, обсуждались многочисленные мероприятия, приуроченные к 40-й годовщине освобождения советских евреев. Причем подчеркивалось, что все эти встречи, митинги, церемонии с участием бывших узников Сиона, отказников, участников движения «Let My People Go», политиков, раввинов и т.д. будут, среди прочего, носить и просветительский характер. Словом, весь день я была в гуще бесед и дискуссий, которые можно было бы объединить под лозунгом: «И это все – о нас!». Так что же, спрашивается, могло меня опечалить?

Представьте  себе, многое. Печально, например, то, что спустя сорок лет после нашего «пробуждения» и спустя многие годы после нашего исхода из СССР, мы все еще говорим о наведении мостов между нами и «хозяевами» стран, где мы живем. Печально, что мы по-прежнему отделяем русских евреев от американских или даже от израильтян, хотя нам вроде бы давно пора причислить себя к еврейской общине США и, тем более, к населению Земли Обетованной. Печально, что нас по-прежнему надо «просвещать» во всем, что касается еврейства, в том числе – нашей собственной, сравнительно недавней истории. Печально, что мы называем русскоязычных евреев в Америке, Германии и Израиле (!) диаспорой, подпевая тем самым Владимиру Владимировичу Путину, проявляющему трогательную заботу о судьбе «соотечественников за рубежом». Наконец, печальны и некоторые данные из книги об этой самой «диаспоре», с которыми познакомил нас профессор Михаил Любанский.

По словам этого молодого и более чем американизированного человека (иммигрант из Украины, он получил высшее образование и защитил ученые степени в США), мы до сих пор жонглируем составляющими нашего самосознания, ощущая и преподнося себя то русскими, то американцами (израильтянами), то евреями. Причем под еврейством большинство из нас понимают принадлежность к еврейскому народу, а под «русскостью» - связь с русской культурой, то есть еврейскую культуру мы до сих пор не удостаиваем вниманием.

70% русскоязычных жителей Израиля считают, что не имеют никакого отношения к еврейской религии. 40% «русских» в США не дружат с американцами (и американскими евреями) и не рассказывают им о своих проблемах. Большинство русскоязычных евреев (и особенно молодых!) предпочитают русские методы воспитания детей. И многие дают своим детям русские имена.

Конечно, Михаил Любанский приводил и более обнадеживающие данные. Около 70% русскоязычных евреев в Америке и Израиле считают себя в первую очередь евреями, а остальные 30% - русскими или американцами (израильтянами). 65% русскоязычных евреев в Америке интересуются еврейскими традициями, 50% хотят в конечном итоге стать настоящими американскими евреями, а большинство «наших» в США и особенно в Израиле глубоко оскорбляются, когда кто-то нелестно высказывается об их странах. Но все же, хотелось бы, чтобы спустя 40 лет после нашего превращения из «евреев молчания» в «евреев борьбы» мы были более тесно связаны и с Землей Обетованной, и со Страной Свободы.

Что мешает укреплению этих связей? Особенности советско-еврейского менталитета? Или ошибки, которые были допущены как нами, так и «хозяевами» принявших нас стран? Я не берусь отвечать «за того парня», то есть за американских евреев и коренных израильтян, но попытаюсь проанализировать наши собственные ошибки. Одна из них, на мой взгляд, заключается в том, что мы выпячиваем на передний план нашу «русскость».

Марина Ковалева, которую называют главным пиарщиком нашей общины, подчеркнула во время телемоста, что организованные ею фестивали русского наследия Russian Heritage Festivals резко изменили имидж выходцев из СССР-СНГ в глазах американцев. Дескать, до этих фестивалей англоязычная пресса писала о нас редко и отзывалась плохо, то после них о нас стали писать много и отзываться с восторгом. К сожалению, торжества под русским соусом способствовали и другой метаморфозе: в глазах тех же американцев мы превратились из советских евреев-беженцев в русских (без кавычек) или даже россиян, очутившихся в США только потому, что Союз распался.

Ведь как проходит типичный «русский ивент»: еврейские девочки пляшут в сарафанах и кокошниках, местные политики стараются щегольнуть ограниченным запасом русских слов, российский консул подчеркивает, что гордится достижениями своих соотечественников, а «соотечественники» из кожи вон лезут, чтобы с ним сфотографироваться. Что может подумать об участниках подобных торжеств рядовой американец, случайно на них попавший? Конечно же, ему в голову не придет, что большинство из них – евреи, бежавшие из страны, чью культуру они с таким энтузиазмом преподносят.

Но главная беда в том, что сами наши иммигранты (особенно молодые) постепенно начинают ощущать себя скорее русскими, чем евреями. Во время встречи в Bear Stearns заместитель исполнительного директора Shorefront Игал Котляр не без горечи отметил, что на Брайтоне полно русскоязычных подростков, для которых история исхода евреев из СССР – такая же китайская грамота, как история Хашмонеев или древних израильских царей. При этом большинство наших подростков прекрасно знакомо с творчеством звезд российской попсы.

Вторая наша ошибка – в том, что мы кокетничаем своей «уникальностью», подразумевая под ней все то же жонглирование составляющими нашего самосознания. Уверена, что евреям, приехавшим в США из любой другой страны, тоже часто приходится «жонглировать». К примеру, польский еврей тоже чувствует себя американцем в обществе своих родителей, не говорящих по-английски, евреем – в компании своих сотрудников-христиан и поляком – когда идет на концерт классической музыки, где исполняются вальсы и полонезы Шопена. Но польский еврей не делает из этого триединства big deal и не считает, что оно позволяет ему отмежеваться от его американских соплеменников, или, тем более, возвыситься над ними.

Третья ошибка – неспособность или нежелание преодолеть советские представления об Америке как стране бездуховной, о еврейской культуре – как местечковой и мизерной, и о русской культуре – как великой и не имеющей себе равных. Именно эти стереотипы заставляют нас гордиться тем, что мы являемся носителями этой «несравненной» культуры и презрительно отмахиваться от всего еврейского или американского. Одна из сотрудниц JCRC сказала мне во время встречи в Bear Stearns, что часто слышала от русскоязычных евреев высокомерные заявления типа: «У нас есть Достоевский и Толстой, а у вас – лишь детективные романы». А ведь американские евреи могли с таким же успехом сказать нам, что у них есть Фолкнер и Башевис-Зингер, тогда как у нас, «русских», – только Дарья Донцова…

К сожалению, большинство русскоязычных евреев имеет смутное представление о Башевисе-Зингере (а может быть, и о Фолкнере?). Во время телемоста и Сэм Клигер, и Алек Брук-Красный отметили, что даже наши раввины больше знают о том же Достоевском, чем о великих еврейских писателях или легендарных еврейских мудрецах вроде рабби Акивы. Шутка, в которой есть намек, то есть доля горькой правды...

Наша пресловутая «уникальность» заключается, увы, в том, что мы были в большей степени, чем евреи из любой другой страны, оторваны от наших культурных и исторических корней. И нам следовало бы, хотя бы временно, отбросить наше высокомерие и наверстать упущенное, поучившись у американских евреев и израильтян. Но мы не хотим быть учениками, мы все «глядим в Наполеоны», то есть в лидеры и это, возможно, наша главная ошибка.

Сорок лет для евреев – срок символичный. Именно сорок лет наши предки блуждали по пустыне, вытравляя из своих душ рабское начало. Возможно, 40-летие освобождения советских евреев заставит и нас, и наших собратьев в Америке и Израиле осознать наши промахи и пойти навстречу друг другу. Иначе нам придется задержаться в «пустыне» еще на несколько десятков лет.

Лея Мозес  
«Русская реклама», 2007 год

Опубликовано - 10 Июл, 2012



Отзывы


Разделы, к которым относится эта статья:

Разделы:Актуальная проблема
Мысли вслух
Авторы:Лея Мозес

• Стали жертвой автоаварии?
Как получить компенсацию
при несчастном случае?

• Что делать в случае
медицинской ошибки?
Нужна помощь при разводе?
• Как получить Order of Protection?
Помогут адвокаты
Levitsky Law Firm
(347) 462-1660
(888) 493-9222

Какие бывают трасты?
• Нужно ли мне завещание?
Medicaid и все что с этим связано
• Генеральная доверенность
Вам поможет адвокат Анна Латковская
Tel: (718) 769-4282
Bay Democrats
Клуб демократов 45-го округа

объединяет демократов районов
Брайтон-Бич, Манхэттен-Бич,
Шипсхедбей, Хоумкрест,
Мидвуд, Грейвсенд и Мальборо.
Основы электронной коммерции
Индивидуальные консультации
Skype: nura-nura

Ваша реклама
на нашем сайте